среда, 6 июня 2012 г.

Сергей Фридинский: коррупция в главной военной прокуратуре

Главный военный прокурор, заместитель Генерального прокурора Сергей Фридинский любит рассказывать о том, как непримиримо он борется с коррупцией в вооруженных силах. А последнее время и вовсе стал утверждать, что и кресло генпрокурора, мол, «у него в кармане» - у Чайки срок полномочий истекает в середине июня этого года, и «все уже согласовано на самом высшем уровне».
Но вот военнослужащие, которых он приезжает инспектировать, видят иную картину.
В частности, недавняя поездка Фридинского на Дальний Восток буквально «поставила всех на уши». Ему был оказан военными поистине царский прием, причем еще неизвестно, остался ли Фридинский им доволен. Как это было, можно полюбоваться на фото. Ведь в армии уже хорошо знают – если не расстараться, отчет главного военного прокурора будет уничижительным, вне зависимости от того, как на самом деле обстоят дела.
Ну и расстарались военные, естественно, насколько сил и финансовых возможностей хватило. Устроили пикничок в дивном местечке у горячего источника, куда доставили прокурора Фридинского на военном вертолете, заправленном дорогостоящим топливом, взятом, естественно, из военных ресурсов. 


Ну а там, как водится, уже накрыта поляна – коньячок «Hennessy», виски «Black Label», целый жбан черной икры
 
Хотя, судя по виду высокого гостя, не слишком-то он и доволен таким гостеприимством подчиненных – «поляну и побогаче могли бы накрыть»

Банька в горячем источнике – просто сказка! Но не для всех. Простые военнослужащие призваны охранять покой главного военного прокурора
Ну а что недоели-недопили – можно и с собой в Москву взять, так сказать, «сухим пайком»
Такой вот милый пикничок получился. Отчасти – за счет военных, то есть, государственных средств, а отчасти – за счет личных средств военнослужащих, которых Фридинский приехал инспектировать.
А ведь в «Кодексе этики прокурорского работника Российской Федерации», подписанным Генеральным прокурором, прямо говорится: «...1.4. Избегать личных и финансовых связей, конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб его чести и достоинству, репутации прокуратуры Российской Федерации... 1.5. Воздерживаться от любых действий, которые могут быть расценены как оказание покровительства каким бы то ни было лицам в целях приобретения ими прав, освобождения от обязанности или ответственности». И можно ли говорить об объективности проверки после такого приема?
Хотя, конечно, проверяемые идут на это скрепя сердце – военнослужащие у нас относятся далеко не к самой высокооплачиваемой категории, только куда же деваться, ведь хороший отчет-то нужен, а без такого приема на него рассчитывать не приходится – Фридинский давно уж всех к этому приучил.
Весьма примечательна также декларация о доходах Сергея Фридинского.
В 2011 году он заработал почти 3,5 млн.руб. Немалую долю его доходов составляют специальная надбавка, которая дается за работу с ядерными боеприпасами (коэффициент от 1.4 до 2.2 к окладу денежного содержания). Причем, эта надбавка особая – она влияет на начисление остальных надбавок, которые рассчитываются от оклада денежного содержания. Т.е., сначала к окладу прибавляется надбавка за работу с ядерными боеприпасами, а потом от этой совокупной суммы уже идет расчет всех остальных прибавок.
Но, согласно закону, указанные надбавки устанавливаются только тем людям, которые работали с радиоактивными веществами и ядерным оружием на постоянной основе. В армии это сотрудники 12-го Главного управления Министерства обороны Российской Федерации - органа, отвечающего за ядерно-техническое обеспечение и безопасность. В советское время, соответственно, он носил название 12-го Главного управления Министерства обороны СССР.
Ни там, ни там Сергей Фридинский никогда не служил, и никакого отношения к работе с ядерными боеприпасами или радиоактивными веществами не имел (как это делают люди, обеспечивающие их охрану, и каждый день непосредственно рискующие жизнью и здоровьем – для которых эти надбавки и созданы).
В целом, при окладе Фридинского, «ядерная прибавка» к денежному содержанию, увеличивает его доходы на 60-80 тыс. рублей ежемесячно. Фридинский был уволен с военной службы, когда переходил на работу на должность советника юстиции в генпрокуратуру. Так положено по закону: Главный военный прокурор в России – человек гражданский.
Получается, что военный только по названию, а по закону - гражданский человек прокурор Фридинский получает ежемесячно такие суммы от Министерства обороны, как будто бы он является военнослужащим, причем непосредственно работающим с ядерным оружием. Это уже сюрреализм какой-то.
Картина получается нелицеприятная. Если Фридинский сам издал приказ дать себе незаконную надбавку - это хищение денежных средств, присвоение денежных средств. Ну, а если он предоставил руководству неправильные документы, и на их основании руководство издало приказ о такой надбавке - это мошенничество, так как Фридинский, в таком случае, обманул свое руководство, ввел его в заблуждение.
Аналогично обстоит дело и с пенсией, которую Фридинский получает как военный пенсионер. Существует решение Конституционного суда, которое запрещает выплату государственных пенсий лицам, продолжающим работать на государственной службе. Почему же тогда Фридинский получает ее? Он нашел какую-то лазейку в законе, позволяющую это делать, или это вообще незаконно?
Кстати, в настоящее время, Фридинский нередко красуется на многочисленных фотографиях в Интернете в военной форме. Но форму эту он носит примерно на тех же основаниях, на которых в СССР ее носил военный-отставник, преподающий в школе Начальную военную подготовку. Журналисты такой маскарад не замечают, а вот военные – в курсе реального положения вещей. Поэтому-то Фридинский к военным и является в гражданском костюме. Ну, или в черных семейных трусах. В общем, не в военной форме.
Свой внешний вид Фридинский иногда приводит в соответствие с реалиями - по крайней мере, когда посещает войска. Но вот финансовые потоки в свою сторону он, как видно, не смог заставить себя привести в соответствие с законом.
Главный военный прокурор Фридинский, сделав ставку на безудержный пиар, постоянно ратует с трибуны за меры по усилению законности и правопорядка. Но только вот, положение с законностью и правопорядком в армии, от его слов, не улучшается. При сравнении слов и результатов работы Фридинского, становится очевидным, что его шумная, показная борьба за статистику своей работы – это, на самом деле, всего лишь борьба за сохранение полномочий и численности Главной военной прокуратуры.
Поэтому, в Вооруженных силах и органах власти неоднократно поднимался вопрос о том, что вместо нынешней Главной военной прокуратуры достаточно создать в Генпрокуратуре структуру, отвечающую за Вооруженные силы, которая была бы подконтрольна и стояла на обеспечении Генпрокуратуры. Тогда Главная военная прокуратура, стала бы действительно независимым органом, внешним, по отношению к проверяемой ею армии.
Такое решение – безусловно позитивное для наведения порядка в армии, категорически не устраивает Фридинского. и он торпедирует принятие этого решения всеми доступными ему средствами. Ведь сейчас ГВП находится в штате Генпрокуратуры, но при этом - на обеспечении Вооруженных сил. В результате, Главный военный прокурор не отчитывается ни перед Генпрокурором, ни перед Министром обороны.
По сути, вырос этакий барин, который рассматривает и Россию, и Вооруженные силы как свое личное имение. Минобороны обеспечивает Главную военную прокуратуру, но Министр обороны не является начальником Главного военного прокурора, а генпрокурор является начальником, но не обеспечивает.
Фридинский, в результате, предоставлен сам себе. Результат мы, собственно, и видим на фотографиях.
Вот и возникают вопросы – как может эффективно бороться с коррупцией человек, сам нарушающий и законы, и кодекс профессиональной этики? Не говоря уже о перспективах увидеть такого борца в должности Генерального прокурора Российской Федерации – если вдруг мечтам Фридинского на этот счет будет суждено сбыться.