вторник, 24 января 2012 г.

Китайцы ловят российскую рыбу инвестиционными сетями

В марте 2008 года в России начал действовать Федеральный закон «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства». Его применение на практике уже вызвало множество вопросов, что привело к законодательному принятию ряда изменений, и изложенные в этой статье факты являются еще одним поводом сказать о необходимости дальнейшего совершенствования этого закона. На этот раз речь пойдет о рыболовстве, одной из стратегических отраслей российской экономики, и о том, как крупные инвесторы из Китая смогли обойти закон и без какого-либо согласования с российским правительством занять большую долю рынка добычи дальневосточного минтая, самого крупного и валютоемкого рынка во всей российской рыбной индустрии.
Среди российских рыбаков давно ходят слухи о том, что под контролем Группы компаний Pacific Andes (Гонконг, КНР) находится по разным оценкам от 20 до 30% добычи и купли-продажи уловов минтая, а также существенные объемы сельди и трески. Как оказалось, Pacific Andes этого не скрывает и прямо говорит на своем интернет-сайте в одном из меморандумов для инвесторов: «В 2009 и 2010 годах по российским квотам был обеспечен вылов 225 500 тонн и 317 500 тонн рыбы и других водных биоресурсов соответственно»,подавляющее большинство из которых составляет минтай. По оценкам экспертов, годовой оборот на российском рынке минтая составляет около 2,5 млрд. долларов США. Общий допустимый улов минтая – порядка 1,7 млн. тонн ( в 2011 году). Значит, слухи эти не так далеки от истины.
Для начала немного истории. Группа компаний Pacific Andes, один из крупнейших в мире производителей замороженной и готовой рыбопродукции, с начала 90-х годов является одним их основных покупателей биоресурсов, добываемых в российской части Тихого океана. С ростом бизнеса группы ее собственники и руководители задумались над необходимостью обеспечения стабильного и долгосрочного доступа к ресурсной базе – российским водным биоресурсам, возникла насущная необходимость загрузить растущий перерабатывающий бизнес сырьем. По имеющейся информации, для достижения этой цели, пользуясь несовершенством российского законодательства и тяжелым финансовым положением рыбаков, начиная с 2003 года Pacific Andes последовательно проводили тайную скупку российских рыболовных компаний, обладающих квотами на вылов биоресурсов и необходимым для промысла флотом. После приобретения во всех рыболовных компаниях сохранялся российский менеджмент, а их флот не обновлялся, т.е. «внешне» присутствие иностранных инвесторов было и по сей день остается незаметным. При этом вся рыба продолжала продаваться в районах промысла, на таможенную территорию России не завозилась и на российские перерабатывающие предприятия не поставлялась. Результат функционирования всей этой цепочки мы можем видеть сейчас на полках наших магазинов в виде филе минтая, проделавшего долгий путь из российских вод на китайские заводы и затем через европейские сети и торговые компании на столы россиян. Наконец-то дождались…
Эксперты полагают, что на сегодняшний день Pacific Andes принадлежит более 10 рыболовных компаний, зарегистрированных в Приморском, Хабаровском, Камчатском краях и Сахалинской области, за которыми закреплены долгосрочные (до 2018 года) квоты на вылов таких стратегически важных для России видов рыб как минтай, сельдь и треска. Эти компании имеют десятилетние квоты (до 2018 года) на вылов порядка 320 000тонн минтая в год ( около 20% от общего объема квот на вылов минтая), что эквивалентно порядка 500 млн. долларов США в текущих ценах. Для сравнения по результатам 2010 года крупнейшей российской рыболовной компанией (ОАО «НБАМР») было добыто лишь 118 000 тонн минтая ( около 7% от общего объема квот на добычу минтая). Наиболее крупным из числа принадлежащих Pacific Andes рыболовных компаний названы ОАО «ТУРНИФ» и ООО «Востокрыбпром».
Мы попытались проверить эту информацию с привлечением иностранных публичных источников. Владение российскими рыболовными компаниями, по всей видимости, структурировано посредством цепочки, состоящих из ряда российских и оффшорных компаний, входящих в группу China Fishery, основного добывающего холдинга Группы, а также с привлечением номинальных владельцев – граждан России. Являясь публичными компаниями (акции торгуются на биржах Гонконга и Сингапура), Pacific Andes International Holdings и China Fishery Group раскрывают перечень дочерних и аффилированных компаний в своих годовых отчетах. Так в годовом отчете China Fishery Group за 2010 год среди дочерних компаний указаны российские ЗАО «Инвест Груп» (доля участия 100% , основная деятельность - инвестиционный холдинг) и ООО «Инвестиционная компания Кредо»(доля участия 100%, основная деятельность – оперирование рыболовными судами и продажа рыбы). Однако, дальнейшая цепочка владения не раскрыта… Напротив. Группа официально заявляет: «Мы не являемся собственниками рыболовных судов или акций промышленных рыболовных компаний и квот на вылов рыбы в этих водах. Вместо этого мы осуществляем контроль за управлением рыболовными судами и рыболовными операциями в этой зоне посредством нашей дочерней компании China Fishery в соответствие договорами на управление судами с контрагентами, компаниями Perun и Altair, действующими от имени российских собственников судов». Таким образом, официальные данные расходятся с имеющейся у нас информацией, что, впрочем, совсем неудивительно, учитываю наличие особого порядка осуществления иностранных инвестиций в рыболовную отрасль, предполагающего раскрытие конечных бенефициаров и получение согласия на совершение сделок у Правительственной комиссии под председательством В.В. Путина. Однако, не все так очевидно.
Безусловно, в этом контексте стоит подробнее сказать о вышеупомянутых соглашениях на управление судном (vessel operating agreement). По сути Pacific Andes разработана и реализована изощренная схема, позволяющая установить помимо (возможно) корпоративного еще и жесткий операционный контроль над российскими рыболовными компаниями. Вот как эта схема работает. Снова воспользуемся публичной информацией , представленной Группой на своем интернет – сайте. Согласно Проспекту эмиссии облигаций компании Pacific Andes Resources Development (2010 год) в 2009 году Группа компаний Pacific Andes обеспечила заключение 4 договоров на управление судами (Vassel Operating Agreement) в отношении 23 траулеров, принадлежащих российским рыболовным компаниям (названия судов и контрагентов не раскрываются). По условиям указанных договоров, входящие в Pacific Andes компании-операторы оказывают контрагентам следующие услуги: консультирование по вопросам оперирования судном (ведения промысла), оплата страхования судов, оплата ремонта судов, авансирование рабочего капитала. Договоры заключены на длительный срок ( 5, 10 и 18 лет). Цена договора варьируется от 56 млн. долларов США за 10-летний договор до 150 млн. долларов США за 18летнее соглашение. Кроме того, все договоры предполагают выплату до 20% от операционной прибыли владельцев флота и квот в пользу операторов. От имени российских рыболовных компаний договоры на управление судами заключены их агентами, компаниями Perun и Altair , также входящими в Группу компаний Pacific Andes. В свою очередь, агентские соглашения между российскими рыболовными компаниями и компаниями Perun и Altair, по имеющейся информации, содержат крайне невыгодные для российской стороны условия распределения прибыли от промысловой деятельности ( до 80% прибыли получает агент), а товары и услуги при этом поставляются агентами по завышенным ценам. То есть получается, что российская сторона ничего не делает кроме предоставления ресурса и флота, а всем «рулит» опытный менеджер из Гонконга, забирая себе при этом почти всю прибыль. А теперь зададимся вопросом: можно ли представить себе, чтобы российские рыбаки, находясь в трезвом уме и здравой памяти, работа я в экономических условиях 2009 года, самостоятельно, без подсказки заключили такие кабальные соглашения, по которым они полностью отстраняются от основной деятельности и зарабатывают крохи? Ответ очевиден: чтобы схема заработала, необходимо иметь прямое влияние на российскую сторону, и самый верный способ для этого – скупить самих рыбаков. И еще одна любопытная цитата из того же документа: «Мы не можем заверить вас в том, что мы продолжим иметь доступ к находящимся в управлении судам или квотам на вылов минтая, сельди, тихоокеанской трески и других водных биоресурсов в соответствии с соглашениями с компаниями Perun и Altair или в том, что мы сможем обеспечить своевременную замену флота и квот, продление или обновление существующих соглашений на устраивающих нас условиях… В случае, если мы не сможем сделать этого, это затронет наш бизнес, наши операции и финансовое состояние и перспективы». Какая-то неуверенная позиция для огромной компании, гиганта рыболовной промышленности, получается. Спрашивается, так почему бы российским рыболовным компаниям не расторгнуть эти кабальные соглашения? Это им мешает?...
Однако, вне зависимости от того, найдет ли в конце концов подтверждение информация о собственности Pacific Andes на российские рыболовные компании, в совокупности вышеизложенная схема позволяет сделать некоторые выводы.
Во-первых, рыболовство в российских водах в промышленных масштабах фактически осуществляется иностранными лицами, что прямо запрещено российским законодательством о рыболовстве. Да, формально на промысел выходят суда под российским флагом, и квоты записаны на российские компании, но сути это не меняет – добыча как минимум пятой части дальневосточного минтая находится в руках китайского бизнеса.
Во-вторых, не надо быть большим экономистом и специалистом по налогам, чтобы понять, что происходим скрытый вывод из России огромных прибылей. Ситуация складывается так, что российские рыболовные компании обременены серьезными расходами на управление флотом, т.е. происходит классическое раздувание расходов, прибыли уменьшаются, и в результате российский бюджет недополучает миллионные налоговые отчисления.
В-третьих, очень похоже, что Группе каким-то образом удалось просочиться сквозь барьер, поставленный Российским Правительством на пути иностранного капитала, проходящего в одну из стратегических отраслей – рыболовство. Между тем совершенно, очевидно, что Группа смогла обеспечить определение условий ведения российскими рыболовными компаниями предпринимательской деятельности, т.е. установить полный операционный контроль над российскими предприятиями. Интересно, что в разделе «Факторы риска» того же Проспекта эмиссии облигаций компании Pacific Andes Development (2010 год) буквально сказано следующее: «Мы полагаем, что соглашения на управление судами и связанные с ними договоры не дают нам или нашим дочерним компаниям Perun и Altair контроля над деятельностью российских судовладельческих компаний. Однако мы не можем заверить вас в том, что соответствующие российские органы власти или российские суды не будут придерживаться такой точки зрения, что реализация данных соглашений и вытекающих из них прав и обязанностей устанавливает контроль над стратегическими предприятиями, что требовало бы предварительного согласия российского правительства». Так вот же они, шанс, подсказка для российских властей все проверить и исправить!
И, наконец, в -четвертых, зададимся вопросом: раз уж завелся неподконтрольный российским властям иностранный элемент в стратегической отрасли, нет ли деятельности Группы на российском рынке угрозы национальной экономической и продовольственной безопасности?
Здесь, пожалуй, будет уместным отметить, что инвестор инвестору рознь, и далеко не факт, что Россия будет рада приходу в рыболовную отрасль иностранной компании с таким подходом к делу. Сложно себе представить, чтобы, например, в нефтегазовой отрасли ExxonMobil или Total вели бы аналогичную подрывную деятельность, направленную на установление контроля над запасами российских нефти и газа. В общем, остается надеяться, что в российской властной среде найдутся люди, которым не безразлично происходящее в рыбодобывающей отрасли, готовые на решительные меры по объективному расследованию обстоятельств ведения Pacific Andes бизнеса в России и исправлению сложившейся ситуации.

понедельник, 9 января 2012 г.

"Орлы" генерала Кокова "залетели" на рыночном экстремизме

Сотрудники ГУПЭ МВД России оценили молельную комнату мусульман в миллион рублей

На днях органы прокуратуры РФ начали проверку информации о вымогательстве крупной суммы денег работниками одной из структур МВД. В конце декабря прошлого года на Лефортовском рынке в ЮВАО г. Москвы появились оперативники из отдела по борьбе с религиозным экстремизмом Главного управления по противодействию экстремизму (ГУПЭ) МВД России. Предъявив удостоверения, они проследовали в оборудованную прямо на территории рынка молельную комнату для мусульман. Заявив руководству рынка, что комната существует незаконно, да и к тому же обнаруженная там литература вызывает подозрение на причастность к экстремистским движениям, правоохранители обрисовали торговцам далеко не радужные перспективы. Во-первых, дело могло дойти до официальных обвинений в экстремизме, и более того, ваххабизме, а во-вторых, позволяло сотрудникам ГУПЭ вообще закрыть рынок на несколько дней «до выяснения всех обстоятельств».
Такой поворот событий мог стать крайне серьезным ударом по бизнесу торговцев: предновогодние дни едва ли не самые урожайные – покупатели сметают с прилавков все, а ежедневная прибыль возрастает в десятки раз. Естественно, представители рынка согласились «решить этот вопрос» полюбовно. Борцы с религиозным экстремизмом заявили сумму в миллион, который и получили практически в полном размере. И все бы прошло гладко, если бы информация о «заходе» не утекла в Управление «М» ФСБ России. Это управление специализируется на контроле за деятельностью сотрудников МВД, а потому контрразведчики очень быстро смогли получить доказательства получения взятки. Насколько известно, о случившемся был немедленно проинформирован начальник ГУПЭ генерал-полковник полиции Юрий Коков. Как сообщил источник в ФСБ, он долго не мог поверить в действительность данного факта – ведь подозреваемые отнюдь не простые оперативники, а высокопоставленные сотрудники ведомства, однако, ему были представлены весомые доказательства. Замешанные в «Лефортовский вопрос» сотрудники - это полковник полиции Сергей Минаев, который занимает должность заместителя начальника Управления, полковник Борис Балло, возглавляющий отдел по борьбе с религиозным экстремизмом. Третьим подозреваемым оказался заместитель начальника этого отдела Виталий Цай. О самих вымогателях взятки известно немного – все они были назначены на занимаемые должности не так давно, а раньше являлись сотрудниками управления «Т» ( по борьбе с терроризмом) ГУБОП МВД России.
Как отметил тот же источник в спецслужбе, «начавшие расследование работники ФСБ в настоящее время уже передали оперативные материалы по данному инциденту в органы прокуратуры для решения вопроса о возбуждении уголовного дела». Стоит отметить, что случившееся повергло в изумление не только генерал-полковника Кокова – большинство коллег подозреваемых искренне недоумевают, что могло толкнуть столь высокопоставленных сотрудников МВД на вымогательство в общем-то небольшой по московским меркам суммы, с учетом того, что ее еще пришлось бы поделить на троих. Впрочем, представители ФСБ не исключают, что в ходе расследования могут выплыть на поверхность и другие аналогичные эпизоды не вполне законной деятельности борцов с религиозным экстремизмом. По некоторым данным, участники конфликта сейчас пытаются всеми способами замять дело, вернуть деньги представителям рынка и не допустить возбуждения уголовного дела. В свою очередь, руководство ГУПЭ, скорее всего, поспешит расстаться с проблемными сотрудниками, подпортившими репутацию ведомства, сначала сняв их с руководящих должностей, а потом и вовсе выведя из штата. Пока же некоторые участники событий уже отправились на больничный – наверное, переждать бурю.
Случай на Лефортовском рынке еще раз поднимает вопрос о пресловутых избыточных функциях сотрудников МВД. Например, чем именно занимается отдел противодействия религиозному экстремизму, руководство которого оказалось замешанным в скандале с молельной комнатой, вряд ли объяснят сами сотрудники этого подразделения. Теоретически они должны противостоять религиозным сектам деструктивного характера и прочим экстремистским формированиям, созданным на религиозной почве. Однако очевидно, что, между тем, тех же ваххабитов, склонных к террористической деятельности, контролирует ФСБ, а религиозными сектами занимается также свое конкретное подразделение. Вот и получается, что «черные полковники» ищут любую возможность либо «нарыть» хоть что-то для демонстрации своей необходимости и эффективности работы, либо хоть денег заработать, если вдруг подвернется такая возможность.
Пикантности сложившейся ситуации придает и еще один нюанс: с учетом резкого возрастания протестной активности оппозиции и общества в целом, ГУПЭ МВД отводится особая роль. По сути, это ведомство стоит на страже интересов власти, обеспечивая локализацию и нейтрализацию протестных настроений. Именно это обстоятельство, скорее всего, и не позволит высокопоставленному полицейскому начальству в полной мере адекватно среагировать на скандал с вымогательством денег у мусульман с Лефортовского рынка. Может быть, непосредственно втянутые в дело сотрудники будут тихо устранены, а на их место придут точно такие же. Но вряд ли речь пойдет о снятии и наказании самого руководства ГУПЭ. Коней, как известно, на переправе не меняют…